Уругвай

...По дороге из Пунта-дель-Эсте в столицу мы наткнулись на кладбище старых машин. Сотни автомобилей, которые можно было бы сдать в переработку, просто были брошены на побережье. Гуляя между ними, не можешь отделаться от ощущения нереальности происходящего. В неразбитых окнах и фарах отражаются яркое солнце и уносящаяся вдаль дорога, и кажется, будто брошенные автомобили с грустью глядят вслед проносящимся по трассе более молодым собратьям, которые ни на минуту не хотят задержаться возле тех, кому уже никогда не суждено вернуться в строй. Хотя и сами «собратья» отнюдь не всегда молоды: на уругвайских дорогах постоянно бросается в глаза большое количество старых машин, доживающих свой век. Нам с Машей много раз попадались на глаза «жуки», выпущенные несколько десятилетий назад.

... В старом городе с каждой улочки открывается вид на гавань, иногда даже с обеих сторон и в начале улицы, и в конце. Порт Монтевидео стал для меня одним из самых ярких впечатлений от архитектуры Латинской Америки. Огромные старые здания в стиле барокко и классицизма, богато украшенный собор на Пласа де ла Конститусьон, дома с витражами и внутренними двориками... Но старинные особняки стоят нежилые, с выбитыми стеклами, а вокруг них расплодились малюсенькие дизайнерские лавки, рассчитанные лишь на туристов. Бродя по узким улочкам, на каждом шагу видишь следы былого процветания торгового порта. Но это богатство разрушается на глазах, а у властей нет денег на восстановление зданий. Монтевидео очень напомнил мне два других города: итальянский Палермо и египетскую Александрию города, видавшие лучшие времена, но не потерявшие при этом своего шарма и лоска. Города с прекрасной архитектурой, где, несмотря на очевидное ощущение упадка, чувствуешь ностальгию по ушедшей в далекое прошлое эпохе расцвета.

... Уругвай часто сравнивают с соседней Аргентиной, но интересно и сравнение с Чили. Как-то бывший президент Уругвая Луи Альберте Лакалье после визита в Чили заявил, что вернулся из будущего. Как и Чили, Уругвай демократическое государство, в котором дольше, чем во многих других латиноамериканских странах, проводятся свободные выборы. Но если Чили за то же время проделала большой путь к капитализму, приватизировав крупные предприятия и включившись в свободный рынок, то в Уругвае приватизацию, которая может одних граждан сделать более богатыми, чем другие, проводить сложнее. Страна проповедует социальную демократию и эгалитарный подход и щепетильно относится к равноправию граждан. Большинство населения выступает за сильное вмешательство в экономику со стороны государства и не хочет, чтобы банки, энергетические и телекоммуникационные компании были переданы в частные руки. Вопрос как сохранить верный баланс между развитым капитализмом, как в Чили, и равноправием, как при социализме. Ответ на него сложно найти не только уругвайским политикам. Но в Уругвае соблюдение баланса усложняется тем, что у страны нет никаких экспортных ресурсов, кроме продуктов сельского хозяйства.