США

 

...В последние годы, еще до начала глобального кризиса, было интересно наблюдать, как сильно менялись традиционные для Америки ценности и жизненные принципы. Раньше, когда я учился, американские друзья с гордостью объясняли мне, в чем отличие американца от европейца: для европейца хороший дом, построенный соседом, предмет зависти, а для американца, как уверяли они, стимул построить себе дом еще лучше. Но в этот раз я с удивлением и грустью обнаружил и у многих американцев желание найти поскорее козла отпущения за происходящие неурядицы и все меньше терпимости к тем, кто их мнение не разделяет.

Наблюдавшееся до середины 2008 года падение доллара относительно других мировых валют, которое жители небольших американских городов не особенно ощущали, списывая рост цен на инфляцию, первыми почувствовали на себе жители мегаполисов. Многих нью-йоркцев, например, стали раздражать толпы европейских туристов на Бродвее, хлынувших в США из-за подешевевшего доллара. Американцам, привыкшим чувствовать себя заграницей хозяевами, не понравилось, когда иностранцы стали вести себя так же у них дома. Один из бывших моих профессоров в Мичиганском университете, знающий несколько европейских языков, рассказывал, что, приезжая в Германию, продолжает говорить только по-английски. Заметив мой недоуменный взгляд, он пояснил: «Если они хотят получить мои деньги, они должны говорить на моем языке». В последние годы американцы испытывают дискомфорт, когда им приходится обслуживать европейцев и выходцев из Азии, приезжающих в Штаты со своими валютами и часто тоже из принципа говорящих на своих языках.

... Одной из сильных сторон американского бизнеса является его способность меняться, быстро приспосабливаясь к новым условиям. Менеджеры компаний, от которых акционеры ждут отчетов о прибыли, лихорадочно ищут выход из создавшейся ситуации. И если обязательство выплачивать работникам высокие зарплаты тянет показатели вниз, то им приходится увольнять людей, переносить сборку в страны, где рабочая сила дешевле. Однако теоретизировать о естественном отборе и правоте рынка намного легче, чем столкнуться с ним на практике. Еще вчера многие американцы готовы были бить себя кулаком в грудь, доказывая превосходство экономической модели, основанной на постулате, что рынок, в конце концов, сам все расставит по своим местам. Теперь им приходится мириться с тем, что неприхотливый и не избалованный цивилизацией китайский рабочий из Гуанчжоу или Шанхая выполняет ту работу, которую делал сокращенный в Детройте или Индианаполисе американец. Новые же рабочие места вместо тех, которые утекают в Азию или Латинскую Америку, создаются в значительно меньшем количестве и не так быстро.

...Рост внешнего долга США ставит вопрос о том, останется ли доллар и в дальнейшем мировой резервной валютой. Я думаю, что мир постепенно перейдет к мультивалютной системе. Но пока, в краткосрочном плане альтернативы доллару как резервной валюты нет. Для того чтобы представлять интерес для инвесторов, национальная валюта должна быть подкреплена развитой экономикой, высоким ВВП и финансовой системой, прошедшей проверку временем. Несмотря на все проблемы, США по-прежнему являются крупнейшим в мире рынком. Финансисты и трейдеры оперируют долларами, занимают и отдают в долларах. Со временем одной из резервных валют может стать евро (экономика Евросоюза не намного меньше американской) или китайский юань, а то и российский рубль. Пока же, в период глобальной нестабильности, золото (как впрочем и серебро, платина и палладий) представляются вполне адекватной альтернативой любой из нынешних ведущих мировых валют. С тем массовым печатанием денег, которое происходит по всему миру, процесс инфляции и ослабление американского доллара будет очень сложно предотвратить, и в выигрыше от этого будут во многом валюты сырьевых стран вместе с золотом и иными драгоценными металлами.