ЮАР

...Огромное уважение я испытываю и к южноафриканскому епископу Десмонду Туту, с которым я имел честь встретиться, когда жил в Лондоне. Он боролся с апартеидом и много сделал для национального примирения, за что впоследствии получил Нобелевскую премию мира. Туту поразил меня своим чувством юмора: «У белых миссионеров, рассказывал он, когда они приехали в Африку, в руках была Библия, а у коренных африканцев была земля. Миссионеры призвали нас вместе помолиться. Мы закрыли глаза для молитвы, а когда их открыли, то у нас в руках уже была Библия, а у них земля».

Я не слышал ни от одного белого африканера в ЮАР или за его пределами, который бы сказал, что апартеид стоило сохранить. Все они утверждают, что искренне рады падению апартеида. Однако  споры о прошлом не затухают в ЮАР. Открытым остается вопрос о передаче в суд дел в отношении бывших сотрудников органов безопасности, которые были замешаны в насилии над членами Африканского Национального Конгресса, поскольку он вызывает определенный страх и напряженность у некоторых представителей белого населения. Власти понимают, что попытка устроить охоту на ведьм не приведет ни к чему хорошему. К тому же, среди белых южноафриканцев до сего дня нет единодушия в вопросе: стала ли жизнь лучше для всех после падения апартеида.

...Попытка с помощью законов исправить несправедливости апартеида, когда только белые управляли предприятиями, порождает сейчас новые проблемы теперь уже в бизнесе. Если компания южноафриканская, она должна следить, чтобы ее контрагенты также соответствовали кодексу и соблюдали правила по пропорциональному представительству людей определенной расы в капитале и в управляющих органах. Подобная политика не может не влиять на конкурентоспособность ЮАР. Здесь по-прежнему инфраструктура мирового уровня и высокий процент образованных людей, но инвесторы понимают, что при регистрации любой новой компании возникнут проблемы с наймом персонала и с управлением. Оценивая дополнительную административную нагрузку, делающую бизнес более сложным, чем в других странах, они могут выбрать соседнюю страну, например, Мадагаскар или Ботсвану, где таких ограничений нет. К тому же, когда власть перешла к чернокожему населению, многие наиболее квалифицированные кадры из числа белых граждан покинули страну (доля белого населения сократилась за последние 20 лет на 15-20 процентов).

...Если южноафриканцы английского происхождения со своими британскими паспортами могут в любую минуту уехать в Европу, то африканеров никто не ждет ни в Голландии, ни где-то еще. У них нет другой родины,  для них отъезд из Африки серьезная проблема, если не сказать трагедия. Да они и не хотят покидать страну, где родились и выросли их предки, где они получили образование, работают и платят налоги. Белые южноафриканцы ощущают ЮАР своей землей и любят ее никак не меньше, чем черное население Африки.

...В Йоханнесбурге ощущение напряженности, близкой опасности не покидает туриста ни на минуту: город входит в малопочетную тройку лидеров по уровню преступности. Как только, прибыв в город, мы устроились в отеле, мы спросили портье, где находится ближайший ресторан. Она охотно показала нам из окна отеля вывеску ресторана на другой стороне улицы в пяти минутах ходьбы. На вопрос, как лучше пройти туда, портье сказала, что постояльцы обычно заказывают такси: дорогу разделяет кустарник, где вполне могут прятаться люди, которые нападают на пешеходов. Побыв в городе  какое-то время, мы поняли, что она не преувеличивала спокойно гуляющих людей мы видели немного, да и то в основном в больших торговых центрах.

...Космополитический красавец Кейптаун в плане безопасности считается более благополучным, чем Йоханнесбург. Это один из самых красивых городов в Африке. Он живописно раскинулся у подножия Столовой горы (Table Mountain), названной так за плоскую вершину. Современные небоскребы соседствуют со старинными зданиями, напоминающими о голландских переселенцах XVII века, о французах-гугенотах, о влиянии Британской империи в XIX веке. Здесь сходятся Индийский и Атлантический океаны, что влечет  серфенгистов со всего мира. Гавани старого порта художники и архитекторы превратили в торгово-развлекательный центр Victoria & Alfred Waterfront, где мы с удовольствием прогуливались, наслаждаясь прекрасным видом на океан. Это настоящий город в городе с отличными магазинами и ресторанами. Территория круглосуточно патрулируется большим количеством полицейских, и это, как оказалось, единственное место, где чувствуешь себя в полной безопасности. Покинув его, оказываешься в местах, напоминающих каменные джунгли. Прогулка средь бела дня от гавани в центр города оказалась небезопасной нас начали преследовать, но, к счастью, мы успели быстро поймать такси. Когда я поделился своими впечатлениями с одним из африканеров, родившимся и прожившим всю жизнь в Кейптауне, он грустно улыбнулся: «Обидно, конечно, что теперь по вечерам нельзя погулять по городу, но у нас по-прежнему есть Столовая гора ее у нас никому не отнять».